«У мамы на родительском собрании классная руководительница спросила, не вступила ли я в какую-нибудь секту или кружок. Мы весь вечер смеялись над этим».

 
Помните ли  Вы тот день, когда начали носить хиджаб? 

 
 
Конечно, такое невозможно  забыть. Я училась тогда, по-моему, в 9-м классе. Было первое сентября, новый  учебный год – начало  новой  жизни.
Сначала было не просто, это было самое начало двухтысячных. Время, мягко говоря, не спокойное. В те дни из-за регулярных террористических атак по Москве люди жили не то чтобы в страхе, но в настороженности. Да и по телевизору тогда не рассказывали так подробно и доступно как сейчас об отличиях ислама и терроризма. Любой бородатый мужчина не славянской наружности вызывал подозрение у прохожих,  у милиции, девушки в хиджабе и вовсе были индикатором опасности. Представляете, в какое подходящее время я появляюсь в хиджабе на День знаний? (смеётся). 


 
Смелый шаг для девятиклассницы, а что за ним стояло? Желание противостоять системе? Поддержка мусульманок?


 
Конечно нет, о таком даже мысли не было. Хотя, если подумать, это было бы очень по-женски, выдать такой каприз всему обществу! (улыбается).
 На моё решение повлияло прежде всего, духовная составляющая. Именно на моё, мне это мнение никто не навязывал. Я уже с 5-го класса посещала медресе, там на занятиях все девушки были покрытые. Но это было по выходным, а в будни я училась в обычной светской школе, хиджаб не носила. В какой-то момент пришло осознание, что это какое-то противоречие себе. Пора было принять решение, я лицемерничаю дальше, или живу так, как предписывает религия. Как раз в конце 8-го класса решила, что одену хиджаб и приду в школу, пусть думают, что хотят. Сразу, конечно, не получилось. Мы ведь всегда себе обещаем измениться с понедельника. Вот и я также: раза 3 пыталась, но  в последний момент передумывала. Боялась, наверное. Потом решила, что новый учебный год будет лучшей датой. Все ведь меняются за лето, кто-то подрастает, кто-то волосы красит. Я вот тоже, по-своему, преобразилась тогда.


 
Как это восприняли одноклассники, подруги?
 
Поначалу, конечно, все пребывали в шоке. Все знали, что я мусульманка, у меня другая национальность. Ещё в начальной школе спрашивали, что это у меня имя такое необычное: Айсылу. До  того момента  я отличалась от всех остальных только этим. А когда я пришла в хиджабе, дистанция показалась очевидной. Первые дни это вызывало только удивление, подросткам тогда подобное было в диковину, и ничего, кроме удивленных взглядов и пары вопросов "Что это на тебе?" и "А зачем?" не вызывало. Потом уже, они, наверное, переговорили с родителями дома насчёт моего нового образа. Некоторым одноклассникам и одноклассницам сказали, что это предрассудки прошлого, безумие, провокация, или что-то ещё, я не знаю. Но такие сразу отстранились от меня. Были и какие-то шутки, я уже не помню. Но я сильно не переживала на этот счёт. Я ведь примерно представляла, на что иду. Да и сейчас зла на них не держу. Время тогда было сложное, да и дети, хоть и девятиклассники, порой не думают, что говорят. Тем более, что и нашлись сверстники, которые поддержали меня. Один одноклассник, азербайджанец по национальности, сказал, что я теперь похожа на героиню популярного тогда сериала "Клон". Мне было весело и приятно (улыбается). 
 
А как учителя восприняли  Ваш новый образ?
 
Никаких вопросов ко мне лично не было. Правда, у мамы на родительском собрании классная руководительница спросила, не вступила ли я в какую-нибудь секту или кружок. Мы вечером тогда весь вечер смеялись над этим. А ещё учительница по алгебре и геометрии первые полчаса нашего урока объясняла нам материал постоянно на меня поглядывала...   Думаю, что в учительской все преподаватели обсудили мою тему, и пришли к выводу, что ничего страшного это не несёт. Потому что больше никто никогда из учителей не смотрел на меня как-то особенно, все было нормально.


 
Свое решение Вы приняли сами.  А что на это сказали родители? Может быть , останавливали  или наоборот, поддерживали?
 
Совершенно верно, решение я приняла самостоятельно. Вот такая я была взрослая(смеётся). Родители не возражали. Они хоть и  были тогда не особо религиозными, но во Всевышнего верили. Отдали меня в свое время в медресе, поскольку хотели, чтобы мне передали то, что им в советское время получить не удалось. Я имею в виду религиозные знания.
 
Поэтому, когда я им сказала, что со следующего учебного года буду ходить покрытой, они не спросили: «Зачем?», или «Почему?». Они спросили: «Ты готова к этому?»
 
А сейчас родители стали относиться к исламу иначе? Вы повлияли на них?
 
Сейчас их знания в области ислама значительно шире. Безусловно, они стали соблюдать больше правил и канонов. Это же один из канонов ислама – передавать свои знания другим. Кем бы я была, если бы в первую очередь не передала свои знания самым близким. Они большие молодцы. В том плане, что они меня внимательно слушали, и принимали то, что я им говорила. Перешли исключительно на халяль-кухню. Читают намаз, посещают мечеть. В будущем планируют сделать Хадж, Инша Аллах! Будь я ребенком, я бы сказала, что горжусь ими. Но гордость в исламе запрещена. Поэтому скажу, что я их очень люблю, они это знают.
 
«Один парень с другого потока, когда у нас было собрание в актовом зале, спросил у меня, в чем причина моего наряда. «Зачем ты это носишь? Кому ты хочешь что-то доказать?». Я ему сказала, что я «это» ношу, потому, что так мне предписывает моя религия. А доказываю я кому-то ровно столько, сколько доказывает кому-то его татуировка на руке».
 
Пойдем дальше. Закончилась школа, в какой институт Вы поступили?
 
Я получила экономическое образование. ВУЗ называть не буду, дабы никого не компрометировать.
 
Почему? Обижали?
 
Не скажу, что было что-то плохое, но были моменты, которые кто-то может понять превратно. Я вообще не склонна кого-то обвинять в чем-то. Многие предрассудки люди совершают в силу своей неосведомленности в каких-то вопросах. Я ни на кого не в обиде.
 
Как восприняли девушку в хиджабе в Вашем вузе?
 
Я там была не единственной такой. Было еще пару девушек с других факультетов. Потом на иностранный факультет пришли учиться девушки из  других стран, в том числе арабских. Но в моей группе и на всем потоке я все же была единственной в хиджабе. Я сама уже была взрослей, могла ответить на любой вопрос по своей внешности. 99 процентов всех, с кем я общалась в университетские годы, всегда воспринимали меня с абсолютным уважением и не задавали глупых вопросов.
 
А что Вы отвечали остальному проценту людей, которые задавали тебе вопросы?
 
Был такой случай. Один парень с другого потока, когда у нас было собрание в актовом зале, спросил у меня, в чем причина моего наряда. «Зачем ты это носишь? Кому ты хочешь что-то доказать?». Я ему сказала, что я «это» ношу, потому, что так мне предписывает моя религия. А доказываю я кому-то ровно столько, сколько доказывает кому-то его татуировка на руке. Больше он ни о чем не спрашивал (улыбается).
 
Вас  послушать, так у мусульманок в Москве в принципе  никаких проблем нет. Неужели не было каких-то прецедентов? 
 
Проблемы есть у всех, я не исключение. Но ничего, кроме взглядов, порой презрительных, надменной или агрессивной манеры общения, я не слышала. Всевышний уберег.
 
Для Вас это не проблема?
 
Вначале это меня немного угнетало, но потом я смирилась. У меня ведь тоже есть претензии, просто я их не показываю так открыто, это подло. Аллах  им судья, я не буду до такого уровня опускаться. 
 
А что не устраивает в людях?
 
То же, что и обычных граждан. Это не только с точки зрения ислама. Любой воспитанный человек не любит то, что не люблю я. Когда курят в толпе прохожих  или на остановке. Когда матерятся на всю улицу. Когда ругаются на публике. Никому это не нравится. Но я сама никогда не стану упрекать таких людей или смотреть на них с  презрением. Я же девушка, да и не имею права их судить.
 
«Муж сам говорит, что никто кроме меня ему не нужен. Правда иногда добавляет, что это потому, что содержать нескольких жен в наши дни очень дорого!»
 
Давай немного поговорим о Вашей  семье. Где Вы познакомились с  будущим супругом?
 
Познакомились мы, как ни странно, на спортивном мероприятии. Хоть я и никакого отношения к спорту не имею. Дело было на чемпионате мира по футболу в Германии, в 2006 году. Мы тогда были на практике от университета в немецком Кельне, а мой будущий супруг работал футбольным корреспондентом на новостном портале. Нашу группу тогда гостеприимно пригласили на матч в Берлине. Причем приглашение было из тех, от которых, как говорится, невозможно отказаться. Так я впервые в жизни попала на футбол. Муж тоже был в том же секторе, что и я.
 
Надир (супруг Айсылу,-прим. ред.) тогда подошел, сказал что услышал русскую речь и решил поговорить с земляками. С землячками точнее. Спрашивал, как нам игра, разбираемся ли мы в футболе и так далее. Я тогда не особенно слушала его, так как подумала, что он будет с нами говорить о футболе, а я в нем не так сильна. Он так и спросил: «А ты почему не говоришь с нами, тебе не интересно?» Он у меня всегда такой прямой, говорит, что думает(смеется). Но при этом, не грубый. Меня это впечатлило, хоть я и не знала тогда, что он тоже мусульманин.
 
А если бы был не мусульманин, у него не было бы шансов?
 
Думаю, что их было бы меньше, значительно(улыбается). Ему-то по моей одежде было легко определить, что я мусульманка, а мне это было сделать сложновато. Но он достаточно быстро представился и по имени я поняла, что он из моей уммы. Не прошло и пары месяцев как мы поженились. Предложение он сделал на мой день рождения. Cейчас у  нас трое детей: две дочки и сын. 
Фото: AP/EastNews
 
С представителями других конфессий  Вы дружите?
 
Конечно, как же без этого? У моих детей, у мужа, у всех есть друзья другого вероисповедования. У нас в семье нет предрассудков на этот счет, да и ни у кого быть не должно. Мы все люди, все должны дружить и общаться. 
 
Говорили ли с супругом о многоженстве?
 
Конечно, были такие разговоры. Но всегда в шуточном тоне. Не подумайте, что мы отрицаем этот канон ислама. Просто мы знаем, что друг для друга мы единственные. Муж сам говорит, что никто кроме меня ему не нужен. Правда иногда добавляет, что это потому, что содержать нескольких жен в наши дни очень дорого! (смеемся).
 
Что можете пожелать мусульманкам в Москве и в России, которые так же, как и Вы в свое время, начинают свой исламский путь в светском обществе? 
 
Не бояться быть собой, это самое главное. И жить честной жизнью, без  лжи.