Уважаемые друзья, коллеги,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить организаторов нового проекта – Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России» за приглашение. Скажу честно, для меня это большая честь, потому что, без преувеличения,  рассматриваю этот проект как проект государственной важности. 
                    ____________________

Сегодня, когда Россия решает очень масштабные задачи в самых разных областях, свежие, нестандартные идеи, новаторские проекты в области управления имеют, конечно же, особое значение. Уверен, что об этом много говорилось, когда здесь выступали мои коллеги.

                    ____________________
 
Немного узнав о том, как проходит дискуссия, какие задают вопросы, я уверен, что такая работа вам по плечу. Как я понимаю, здесь присутствуют те, кто выдержал серьезные конкурсные испытания. Это говорит о высоком уровне вашей профессиональной подготовки.
 
Я, естественно, будут говорить о профессии дипломата. Считаю, что это одна из самых интересных профессий, которая позволяет в полной мере проявить лидерские качества уже на младшем и среднем уровнях. Потому что в сегодняшней нашей жизни переговоры ведутся по огромному количеству направлений и в них, так или иначе, участвуют сотрудники МИД России, начиная с относительно ранних ступеней. Переговоры, сами понимаете, дают возможность самоутверждаться, набираться опыта, учиться тому, говоря простым языком, как «разруливать» очень серьезные проблемы.
 
 
Поверьте, никакие информационно-коммуникационные технологии, какими бы суперсовременными и продвинутыми они ни были, не способны заменить живое общение, когда  дипломаты в ходе переговоров добиваются решения задач, связанных с обеспечением безопасности своей страны, обеспечением ее интересов во всех областях, вопросов, касающихся укрепления международной безопасности, поиска сбалансированных решений с партнерами в самых разных секторах глобальной повестки дня.
 
Не хочу показаться нескромным, но отечественная дипломатия, по широкому признанию в мире, обладает очень высоким рейтингом, входит в число ведущих на международной арене. Но все это удается обеспечивать исключительно опираясь на многовековые славные традиции и опыт наших предшественников. 
 
Если задаваться вопросом, как добиться успеха в дипломатии, как стать настоящим профессионалом, то совет, наверное, не будет исчерпывающим, но достаточно простым, важно только следовать ему с полной отдачей: постоянно учиться, самосовершенствоваться, не останавливаться на достигнутом, идти в ногу со временем. Сегодня международная жизнь, как я уже говорил, становится все более многоплановой. Поэтому дипломат должен обладать широчайшей эрудицией, глубокими знаниями в самых разных областях, в том числе, а в некоторых случаях, даже прежде всего, в тех областях, которые выходят за понятие «классической дипломатии».
 
Когда много столетий назад зарождалась «классическая дипломатия» она занималась, прежде всего, вопросами войны и мира: началом и завершением войн, достижениями договоренностей о том, как быть с захваченными территориями и как их поделить. Сегодня дипломатия, конечно, занимается и уделяет серьезнейшее внимание проблемам войны и мира, но не в контексте «кто кого завоюет» и «кто с кем потом будет договариваться», а в контексте обеспечения военно-политической стабильности (то что мы называем «стратегической стабильностью»). Помимо этих вопросов, все больше возникает тем, которые стали постоянными пунктами повестки дня международных переговоров в сферах экономики, экологии, культуры, высоких технологий, будь то ядерная или информационно-коммуникационные технологии, проблема уничтожения химического оружия в соответствии с действующей Конвенцией. Уже много лет в Международном союзе электросвязи обсуждается тема управления Интернетом. Спектр знаний, который сегодня требуется для успешной работы по отстаиванию интересов России, широчайший.
 
Не менее важное качество, это уже в более личном контексте для каждого дипломата, – устойчивость к стрессам. Надо быть готовым к очень интенсивной работе, к ненормированному рабочему дню, к физическим и психологическим перегрузкам, к длительным загранкомандировкам, в том числе в странах, где не очень благоприятный климат и неблагоприятная военно-политическая обстановка. Это предполагает погружение в иную культурную среду, отрыв от дома, а в некоторых случаях, когда в странах, где работают дипломаты, идет война или развернулся внутренний конфликт, - отрыв от семьи. Например, наши коллеги, которые работают в Ираке, до недавнего времени работали в Йемене, работали там без членов своих семей. Работа за границей означает отрыв от привычного круга общения. Вообще дипломат на посту находится круглые сутки: в любой момент в какой-то части мира может произойти нечто, что потребует быстрой и грамотной реакции на основе хорошего анализа, который тоже должен быть экспресс-анализом.  
               ________________

Самое главное в нашей работе, конечно же, это чувство патриотизма, потому что внешнеполитические интересы страны можно отстаивать только тогда, когда дипломат сопричастен судьбе Отечества и ощущает себя неотъемлемой частью Родины.

               ________________
 
Высокие требования к профессии дипломата обусловлены сегодня еще и тем, что ситуация в мире, как вам прекрасно известно, не становится проще. Идет процесс формирования полицентричной международной архитектуры, когда появляются новые центры экономического роста, финансовой мощи, а также сопряженные с этими успехами в финансово-экономической сфере центры политического влияния. Этот процесс объективный и отображает культурно-цивилизационное разнообразие современного мира, естественное право народов самим распоряжаться своей судьбой. Этот процесс, к сожалению, наталкивается на упорное сопротивление со стороны многих наших западных партнеров, прежде всего США, которые очень болезненно воспринимают то, что после многих столетий доминирования в мировой жизни с определенными нюансами, приходится видеть, что уже не получается в одиночку решать все проблемы и диктовать всем свою волю. Процесс становления полицентричного мира будет не быстрым, хотя, может быть, по историческим меркам относительно коротким - уже не одно десятилетие он идет и развивается, становится реальностью. Сопротивление, которое он встречает, конечно же, тоже будет продолжаться, причем с использованием достаточно специфических нелегитимных методов, таких как задействование фактора силы в обход Устава ООН, укрепление собственной безопасности за счет безопасности других стран. Все это ведет к эрозии международного права. Мы стараемся эти тенденции все-таки приглушать и через переговорный процесс добиваться возврата на прочную почву верховенства права.
 
Отношения России с Западом сегодня – это отдельная тема с особой спецификой. В нынешних условиях, в контексте того, о чем я говорю, это смена эпохи доминирования «исторического Запада», как мы его называем, и переход в многополярную эпоху. У многих наших заокеанских и европейских коллег вызывают аллергию успехи, которых наша страна добилась на внутренних и внешних «фронтах». Государственный переворот, который был организован на Украине в феврале 2014 г., стал следствием и новым шагом в многолетней политике сдерживания России, выявил коренные и глубочайшие расхождения между нами и западным сообществом в том, что касается путей выстраивания межгосударственного общения. Вы, наверное, знаете, что после окончания «холодной войны» Запад громогласно объявил о том, что наступила новая эпоха, в которой он как победитель в «холодной войне» должен иметь все преимущества. Руководство нашей страны в самом начале существования новой России после того, как СССР перестал существовать, во многом питалось иллюзиями наступления эры всеобщего благоденствия, и что теперь Россия должна воспринять все либеральные ценности западного общества.
 
Как вам известно, в ключевых министерствах экономического и финансового блока работали иностранные специалисты, прежде всего западные. Внешнеполитический курс выстраивался из необходимости во всех ключевых аспектах международной жизни «слиться» с Западом при очевидном забвении нашего восточного и южного соседства. Когда в 2000 году с приходом Президента В.В.Путина Россия стала отходить от линии беспрекословного следования западным советам (при всех исключениях, которые случались в 90-х, основной курс был на слияние с Западом), когда Россия стала возвращаться к своим коренным интересам, к своим традициям, когда стала выступать за равноправный диалог, а не довольствоваться ситуацией, в которой Запад считал Россию, по сути дела, у себя «в кармане», вот тогда и начались проблемы.
 
Вы помните 2007 год, Мюнхенскую речь Президента России В.В.Путина, когда он без какой либо конфронтации просто обозначил проблемы, требующие решения на основе равноправного диалога, а не на основе ультиматумов, диктата и нарушения всех обязательств, которые давались при решении вопросов будущего Германии и после того, как СССР перестал существовать. Тогда на высшем уровне торжественно были провозглашены принципы неделимости безопасности. Было заявлено, что никто из членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) не будет укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других, давались клятвенные заверения, что НАТО ни на дюйм не продвинется к востоку. Последние документы, которые были опубликованы теперь уже американским национальным архивом, подтверждают, что такие заверения давались. Тогда они не были положены на бумагу, наверное, не все тогда можно было предвидеть, хотя, конечно, поймать на слове наших западных коллег в тот период было бы гораздо более эффективно, чем просто поверить им на слово. У нас, знаете, такой народ – ударили по рукам и вроде бы каждый должен выполнять то, о чем договорились.
 
Надо делать выводы, извлекать уроки из этих ошибок прошлого. Вместо того, чтобы выполнять всю гамму обязательств – неделимость безопасности, равный подход к безопасности каждой страны, вопреки обещаниям, которые выдвигались, - стали продвигать НАТО на Восток, разворачивать буквально на наших границах военную инфраструктуру Североатлантического альянса. В 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте записали в итоговую декларацию, что Украина и Грузия будут в НАТО, безапелляционно. Мы их тогда предупреждали, что это очень вредный путь, что он будет создавать иллюзии в воспаленных умах руководства этих стран. По крайней мере, в Грузии так и произошло, когда М.Саакашвили решил, что теперь ему все позволено и «бросил» вооруженные силы на Южную Осетию, на миротворцев, которые там находились, на мирных граждан. Что было дальше, вы знаете.
 
Кстати, Европейский Союз, гораздо более адекватная структура, поскольку занимается продвижением целей благополучия своих членов в экономической, социальной сфере, тоже не остался в стороне от попыток разорвать наши отношения, отношения России со своими соседями. Была изобретена программа, которая называется «Восточное партнерство». В ней все подходы формулировались в русле принципа, что Восточная Европа должна определиться с кем она – с Россией или с ЕС. Причем эти слова звучали даже буквально. Когда в 2004 году первый майдан на Украине был в самом разгаре, когда ЕС пытался примирить действовавшего президента Украины и оппозиционеров, когда были демонстрации на киевских площадях, действовавший в то время Министр иностранных дел Бельгии К. де Гюхт прямо публично, в своем официальном качестве заявил, что Украина должна сделать выбор, с кем она – с Россией или с ЕС. К чему это привело, вы тоже знаете.
 
Россия поддержала тех, кто отказался принимать результаты государственного переворота на Украине 2014 года. Запад, ничтоже сумняшеся, сказал, что произошло – то произошло, несмотря на то, что министры иностранных дел Германии, Польши и Франции были гарантами разорванного оппозиционерами договора. Было объявлено, что все должны подчиниться новой власти, которая пришла в Киев, по сути дела, на штыках радикалов и неонацистов, которые до сих пор там чувствуют себя вольготно и начинают все больше править бал. Мы поддержали тех, кто отказались признать результаты антиконституционного переворота, кто просили, чтобы их оставили в покое и дали посмотреть, что из всего этого выйдет (они же ни на кого не нападали, но именно их объявили террористами и напали на них), когда мы поддержали их в их стремлении обеспечить себе права в Украинском государстве, мы поддержали стремления крымчан, которые, в отличие от Косово, односторонне, без всякого волеизъявления объявившего свою независимость, провели референдум (цифры явки и цифры, отражающие его результат, вы знаете) о своей независимости и последующем присоединении к России в полном соответствии с Уставом ООН и в соответствии с решением Международного суда, который рассматривал вопрос о Косовской ситуации. Тогда Запад стал стремиться нас наказывать, стал пытаться заставить нас признать свои ошибки.
 
Эти попытки продолжаются до сих пор, мы о них еще поговорим сегодня. Хотя все больше людей понимают бессмысленность стремлений наказать Россию, помешать нашему социально-экономическому развитию. Набор используемых в этих целях методов весьма широк – это санкции, развертывание глобальной противоракетной обороны вокруг наших границ  на западе и на востоке, информационные войны, голословные обвинения в «киберагрессии» против чуть ли не всего Запада, это, конечно, и дискредитации наших спортсменов-олимпийцев без предъявления конкретных фактов. Вообще, у Запада сейчас такая манера – факты не предъявлять.
 
Отвлекусь от текста и приведу пример: Государственный секретарь США Р.Тиллерсон как-то заявил в начале этого года, вскоре после прихода к руководству Госдепартаментом, что у США есть неопровержимые факты, подтверждающие вмешательство России в президентские выборы. При очередной встрече я попросил его эти факты мне предъявить. Он мне сказал, что это факты, которые добыты по конфиденциальным каналам и что он уверен, что наши спецслужбы прекрасно знают, о чем идет речь. Если в такой ситуации можно серьезно разговаривать, тогда я ничего не понимаю в межгосударственном общении.
 
Сейчас нам также безапелляционно, без фактов говорят, что спортивный арбитраж в Лозанне оправдал всех наших спортсменов из списка 32 человек и тренеров, но необязательно руководствоваться этим решением, потому что у МОК нет уверенности в том, что спортсмены не принимали допинг. То есть, доказательств нет, но есть сомнения, подозрения. Получается как в 1937 году, когда прокурор СССР А.Я.Вышинский говорил, что «признание – это царица доказательств». Сейчас получается, что даже признания не надо, подозрение – царица доказательств. Так вести дела, наверное, не очень корректно, не очень правильно. Мы стараемся наших западных коллег все-таки выводить на более конструктивные отношения.
 
У нас, по-моему, окрепла уверенность не только внутри страны, но и за рубежом, что пытаться изолировать Россию бессмысленно, сколачивать масштабную антироссийскую коалицию тоже не получается. Решать за наш счет узкокорыстные задачи определенной группы стран никому не удастся и не удавалось никогда. У нас сейчас с большинством зарубежных партнеров на всех континентах конструктивный диалог, в основе которого уважение интересов друг друга, приверженность дальнейшей демократизации международной жизни.
 
Кстати, когда наши западные коллеги постоянно вторгаются в сферу внутренней жизни тех или иных государств, требуют, чтобы в каждой стране уважались права человека, обеспечивалось верховенство закона, демократии, мы предлагаем, чтобы те же самые принципы верховенства закона и демократизации были применены к международной жизни. Они уходят от разговора на этот счет. Потому что демократизировать международную жизнь означает перестать пытаться диктовать всем и вся и надо начинать договариваться.
 
К этому наши коллеги готовы пока далеко не во всех вопросах. Тем не менее, мы постоянно приглашаем Запад к диалогу. Готовы к диалогу на основах равноправия и уважения интересов друг друга.
 
Ощущаем поддержку наших граждан в том, что касается действий отечественной дипломатии. Это важнейшее подспорье в нашей работе. Доверие общества – это самая надёжная гарантия того, что никакие угрозы, шантаж, санкции, давление не заставят нас отказаться от того, что мы считаем правильным и справедливым. Тем более что для нас государственный суверенитет – это не роскошь, а необходимое условие существования государства.
 
Многовековая великая история, обеспеченное предками уникальное геостратегическое положение в совокупности с военно-политическим, экономическим, культурным потенциалом России исключают для нас роль некого периферийного государства, или, как предыдущий Президент США Б.Обама пытался нас описать, «региональной державы».
 
При этом, в отличие от некоторых наших коллег, мы никогда не использовали и не используем свои естественные преимущества в ущерб другим. Мы стояли у истоков формирования послевоенной международной архитектуры безопасности и действуем сегодня ответственно и предсказуемо, как подобает постоянному члену Совета Безопасности ООН. Наши действия опираются на центральную роль ООН, ценности правды и справедливости и направлены на продвижение такой повестки дня в международных делах, которая была бы объединяющей, а не повестки, выстроенной в русле «ведущий-ведомый».
 
Сегодня многие страны, если не большинство, в контактах говорят, что видят в России одного из ключевых гарантов стабильности, защитницу международного права, традиционных духовно-нравственных идеалов.
 
Особое внимание продолжаем уделять сплочению мирового сообщества перед лицом террористической угрозы. Она беспрецедентна. Наша страна столкнулась с ней еще в середине 1990-х годов прошлого века. Тогда трагические события унесли тысячи жизней наших граждан. В борьбе с этим злом мы будем и дальше действовать последовательно и решительно. В рамках важнейшей задачи по пресечению идеологии терроризма делимся с партнерами опытом нашего общества, исторически построенного на мирном сосуществовании культур, религий и этносов.
 
Выступаем за формирование единого антитеррористического фронта на основе общих интересов при координирующей роли ООН, без двойных стандартов, при четком соблюдении основополагающих принципов международного права, уважении суверенитета наций и самобытности народов. Подтверждением признания нашего вклада в антитеррористическую борьбу стало назначение российского дипломата В.И.Воронкова на должность заместителя Генерального секретаря ООН, отвечающего за работу Управления ООН по контртерроризму.
 
При решающей роли российских вооруженных сил удалось уничтожить основное гнездо ИГИЛ в Сирии. Активно участвуем в дальнейшей стабилизации ситуации. Вместе с Турцией и Ираном запустили год назад астанинский процесс, который позволил создать  четыре зоны деэскалации. Не в каждой из них наблюдается полное затишье, есть рецидивы, поскольку остаются недобитые террористические группировки уже не игиловские, а так называемой «Джабхат ан-Нусры».  Но в целом всеми признаётся, что после создания зон деэскалации уровень насилия резко снизился.
 
Сейчас мы решаем вопросы направления гуманитарной помощи и завязывания политического переговорного процесса под эгидой ООН. Мы стараемся помогать и подталкивать ООН к более активным действиям. Шагом в этом направлении стал Конгресс сирийского национального диалога, состоявшийся 30 января в Сочи, который был поддержан Генеральным секретарём ООН А.Гутеррешем и его специальным представителем по сирийскому урегулированию С. де Мистурой и признан ими как фактор, помогающий ООН выполнять решения, принятые по Сирии Советом Безопасности ООН.
 
Продолжаем работать по разрядке ситуации на Корейском полуострове. Вместе с китайцами продвигаем безальтернативность политического диалога. У нас есть совместная с КНР инициатива. Видим, как в США пытаются каждый раз «закручивать» санкционные гайки и грозить применением силы. Надеемся, что такой сценарий, который, по оценкам экспертов, унесёт до миллиона, а может и больше, человеческих жизней, не будет реализован, и что США будут, как минимум, советоваться с затронутыми этой ситуацией странами, прежде всего, с руководством Республики Кореи и Японии. Применение силы в этом регионе мира будет катастрофическим.
 
Я уже упоминал ситуацию на Украине. Выступаем за неукоснительное выполнение того, о чём договаривались. Проблема договороспособности наших партнёров – одна из острых и требует работы. Выполнять надо минский «Комплекс мер» по урегулированию кризиса на юго-востоке Украины. Основным препятствием на этом пути является «партия войны», которая под давлением радикалов, включая неонацистские группировки, которые вольготно себя чувствуют на Украине, всячески стремится уйти от обязательств наладить прямой диалог с Донецком и Луганском, не отказывается от силового варианта решения проблемы. Чего стоит недавно принятый, пока не в окончательном чтении, законопроект о «реинтеграции Донбасса», допускающий, в том числе, применение вооружённых сил. Чего стоит объявленная в январе 2017 г. полная торгово-экономическая блокада этих районов в Донбассе, в грубейшее нарушение минского «Комплекса мер», который был одобрен Советом Безопасности ООН. Побуждаем западных партнеров, прежде всего США, которые имеют колоссальное влияние на Киев, а также Францию и Германию как соавторов Минских договорённостей к тому, чтобы они оказывали воздействие на Киев, добиваясь скорейшего практического выполнения его обязательств.
 
В числе наших безусловных приоритетов – углубление евразийской интеграции. Активно набирает темп Евразийский экономический союз, в котором Россия в этом году председательствует. У него уже несколько десятков партнёров, которые заинтересованы в создании с ЕАЭС зон свободной торговли, либо заключении соглашений о сотрудничестве.   
 
Укрепляется взаимодействие по линии Союзного государства России и Белоруссии, СНГ и ОДКБ, которое реально способствует укреплению стабильности в Евразии, а также противодействию международному терроризму, незаконному обороту наркотиков, нелегальной миграции. Налажена совместная со странами ОДКБ, работа на международных площадках, в том числе согласование позиции в ООН и ОБСЕ.
 
Для нас Азиатско-Тихоокеанский регион имеет стратегический, приоритетный характер на весь XXI век. Об этом говорил Президент России В.В.Путин. Россия как тихоокеанская держава, будет всесторонне использовать громадный потенциал стремительного развития этого региона, в том числе, для подъема Дальнего Востока и Восточной Сибири.
 
Отношения с Китаем сегодня являются наилучшими за всю историю. В фокусе внимания МИД – дальнейшее укрепление и развитие российско-китайской внешнеполитической координации. Наша общая линия нацелена на неукоснительное соблюдение основополагающих норм международного права и Устава ООН, будь то в Сирии, на Корейском полуострове или где-то ещё, и играет важную стабилизирующую роль в мировых и региональных делах.
 
Расширяем стратегическое партнёрство с Индией, Вьетнамом, разносторонние связи с подавляющим большинством государств Азии, Латинской Америки, Ближнего и Среднего Востока.
 
Работаем над реализацией инициативы Президента России В.В.Путина по формированию большого Евразийского партнёрства, которое предполагает участие стран-членов ЕАЭС, ШОС, АСЕАН. В перспективе этот проект открыт и для стран Евросоюза.
 
Я обратили внимание, что сегодня завершились переговоры по межпартийному соглашению в Германии. ХДС, ХСС вместе с СДПГ договорились о коалиционных принципах, среди которых - стремление содействовать формированию общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Это давняя идея, давняя инициатива России. То, что сейчас в разгар попыток наказывать нас, применять в отношении нас все новые и новые санкции, из Германии прозвучал такой тезис, я считаю очень важным и знаковым.
 
У нас предпринимаются в контексте евразийской интеграции энергичные шаги по сопряжению Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайской стратегии «Один пояс, один путь». Уже завершилось согласование соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР, реализуются договоренности о нашем взаимодействии в сферах торговли, инвестиций, услуг между ЕАЭС и странами-членами АСЕАН, которые были достигнуты в Сочи в мае 2016 г.
 
Россия, Индия и Китай – относительно новый формат, который был инициирован покойным Е.М.Примаковым, до сих пор дает очень положительный результат. Эти встречи проводятся на уровне министров иностранных дел, отраслевых министерств и ведомств. Эта «тройка» дала стимул рождению БРИКС.
 
Активно работает ШОС, ряды которой в прошлом году пополнили Индия и Пакистан. Это превратило ее в еще более эффективную структуру. Отдельно отмечу нашу работу в «Группе двадцати», образовавшейся в 2009-2010 г.. Ее формирование в качестве структуры, работающей ежегодно на высшем уровне, показало, что при всем своем стремлении не уступать лидирующие позиции в мировых делах, Запад вынужден считаться с реалиями формирования полицентричного мира, так как «двадцатка» - это страны западной «семерки» и ключевые страны развивающегося мира, все члены БРИКС. Основные вопросы, которые требуют решения в сферах международных финансов, международных экономических отношений, сначала «обкатываются» именно в этом формате на основе принципа консенсуса. Это однозначное признание реалий формирующегося многополярного миропорядка.
 
Я уже сказал о том, что мы готовы выстраивать отношения с Западом, с США, с ЕС на принципах взаимного баланса интересов, взаимного уважения. Иначе не получится. Президент России В.В.Путин неоднократно подчеркивал, что мы открыты к конструктивному диалогу с Вашингтоном. К сожалению, каких-либо значимых встречных шагов мы пока не наблюдаем. США за прошлый год предприняли под абсолютно надуманными предлогами ряд откровенно антироссийских действий в дополнение к тому, что было сделано администрацией Б.Обамы. Не буду перечислять, все вы следите за событиями, и эти дела у всех на слуху. Мы не хотим углубления конфронтации, не заинтересованы в этом, тем более, что Россия и США как крупнейшие ядерные державы несут особую ответственность за поддержание стратегической стабильности. Конечно, остается востребованной роль российско-американского взаимодействия в урегулировании острых региональных кризисов, в борьбе с терроризмом. У нас есть все же какие-то каналы диалога по вопросам стратегической стабильности, корейского урегулирования, сирийским делам, по ряду других. Пока, к сожалению, в большинстве случаев наши американские коллеги в рамках этих каналов пытаются доказать, что их позиция по любому конкретному вопросу абсолютно верная, и мы должны не искать компромисс между нашими подходами, а вставать на американские позиции. Тем не менее, мы эти каналы оставляем открытыми, используем их. Кое-какая польза есть, что подтверждается договоренностью России, США и Иордании в отношении зоны деэскалации на юго-западе Сирии, которая неплохо функционирует, хотя там и есть ряд вопросов, которые мы пытаемся снять по линии военных.
 
С ЕС готовы сотрудничать с той интенсивностью, к которой готовы наши партнеры, а там все чаще звучат разумные голоса сторонников нормализации отношений. Я уже ссылался на договоренности, достигнутые при формировании коалиционного правительства в Германии. Все больше понимающих, что выстраивать большую Европу без России, а тем более в обход нее, ни в плане безопасности, ни в плане экономики едва ли получится. Нашим интересам, конечно, отвечало бы укрепление международной самостоятельности ЕС, что обеспечивало бы большую прозрачность и предсказуемость наших отношений.
 
Несмотря на сложную ситуацию в сфере безопасности, как я уже сказал, мы будем продолжать диалог с США по вопросам стратегической стабильности. Россия завершила свою часть договоренностей об уничтожении химического оружия. США должны еще немало сделать, чтобы достигнуть цели выполнения своих обязательств. В полном объеме мы выполняем свои обязательства по Договору о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений, ведем диалог с США по снятию некоторых вопросов, которые возникают в процессе выполнения своих обязательств американской стороной. В полном объеме хотим сохранить в жизнеспособном состоянии Договор о ракетах средней и меньшей дальности. Попытки США подвергнуть сомнению наш добросовестный подход к этому Договору готовы не просто отвергать, а объяснять и договариваться о том, как этот Договор будет сохранен в жизнеспособном состоянии при понимании, что очень серьезные и конкретные претензии к американской стороне, которые были сформулированы публично и предельно четко, тоже будут встречены американцами как приглашение к снятию озабоченностей. Повторю, этот диалог у нас будет развиваться.
 
Конечно, мы будем настаивать на том, чтобы все стороны добросовестно выполняли совместный всеобъемлющий план действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Развал этого договора чреват нехорошими, труднопредсказуемыми последствиями для всей системы нераспространения оружия массового уничтожения, для всей системы мирового порядка.
 
Из других тем отмечу актуальность продолжения борьбы с попытками героизировать нацистов, борьбы с национализмом, расизмом, ксенофобией. Мы ежегодно продвигаем проект соответствующей резолюции ГА ООН, которая принимается все возрастающим числом голосов. На последней сессии ГА ООН их было порядка 140. Только две страны - США и Украина - голосовали «против» при достаточно непонятном воздержании ЕС, который ссылается на необходимость уважать свободу слова. Но свобода слова не может распространяться на деятельность, запрещенную Нюренбергским трибуналом.
 
Еще один наш стратегический приоритет – борьба с киберпреступностью. Мы продвигаем эту тему в ООН, принимаются резолюции о международной информационной безопасности. Создана уже вторая группа экспертов, которая будет заниматься дальнейшей проработкой этой темы. Достаточно давно мы выдвинули идею принять универсальную конвенцию о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности, включая хакерство. США, которые нас обвиняют именно в том, с чем мы предлагаем совместно бороться, уходят от конкретного разговора на эту тему. Но мы не теряем надежды. Готовы в любой момент предметно, а не голословно рассматривать важнейшие задачи - противодействие киберпреступности, недопущение использования информационного пространства в преступных целях, включая терроризм, педофилию, торговлю людьми и много другое. 
 
Мы укрепляем международный фронт в защиту христиан, представителей других религий, которые сегодня страдают, прежде всего, на Ближнем Востоке, на Севере Африки. В этих целях продвигаем взаимоуважительный, межцивилизационный, межконфессиональный диалог. Мы это делаем совместно с Русской православной церковью, другими традиционными конфессиями России, в сотрудничестве с Ватиканом, такими странами, как Белоруссия, Армения, Ливан. Ежегодно в Женеве в рамках деятельности Совета ООН по правам человека проходят специальные конференции по защите христиан и представителей других религий на Ближнем Востоке.
 
В центре внимания защита прав и интересов наших соотечественников, расширение международных гуманитарных обменов, поддержка интересов российского бизнес-сообщества на мировых рынках особенно в условиях конкуренции, которая очень часто приобретает характер недобросовестной.
 
Разумеется, противодействуем порочной и нелегитимной практике ряда государств, которые организовали гонения на российские СМИ, «выдавливают» их из информационного пространства. Советующие инициативы мы внесли в рамках профильного Комитета ООН, ОБСЕ, Совета Европы.
 
Конечно, мы содействуем расширению того, что называется межрегиональным сотрудничеством, когда сопредельные регионы двух или нескольких стран разрабатывают совместные, прагматичные, неполитизированные проекты и тем самым вносят вклад в общую палитру отношений России с зарубежными странами, помогая создавать атмосферу доверия и взаимопонимания.
 
Будем и дальше проводить курс, определенный Президентом России В.В.Путиным в Концепции внешней политики Российской Федерации, принятой в ноябре 2016 г. Заверяю вас, что трудности, с которыми сталкивается страна в целом и дипломатия, – это только стимул к более творческой, креативной работе. Именно об этом говорят Президент, Председатель Правительства. Этим мы руководствуемся, решая задачи, которые ставят перед российской дипломатией. У наших граждан не должно быть сомнений, что при любом развитии событий интересы страны, ее безопасность, суверенитет будут надежно обеспечены.
 
 

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова перед финалистами конкурса управленцев «Лидеры России» на тему «Современный мир и дипломатическое лидерство России» и ответы на вопросы, Сочи, 7 февраля 2018 года